October 22, 2017

Forwarded from Lingulinks:

Люди, занимающиеся лингвистикой, очень подвержены двум иллюзиям: иллюзии последнего времени и иллюзии частотности. Первая из них проявляется в том, что неприятные наблюдателю или наблюдательнице речевые особенности объявляют характерными для последнего времени (и обычно для молодёжи). Молодёжь называют неграмотной, её речь бедной, фонетику расхлябанной, грамматику дегенеративной и так далее, пока не надоест. При этом почти всегда подробный поиск доказывает, что это не так: люди говорили «ложить» спокон веку (см. также t.me/lingulinks/242), в 19 веке в русский вставляли ничуть не меньше иностранных слов, чем в 21 и тому подобное.

Иллюзия частотности — ощущение, что некая лингвистическая особенность (чаще всего, снова, неприятная) характерна для лиц, принадлежащих к какой-то группе, куда ты не входишь. Так молодых женщин в англоязычных странах обвиняют в том, что у них скрипучий голос и они часто говорят «просто», хотя у пожилых мужчин такое тоже часто встречается. Просто они их не замечают.

Пример: лингвистка из Австралии Джилл Марри заметила, как её ирландская собеседница дважды за пять минут сказала «the thing is, is that...» (то есть, повторила глагол to be). Австралийка заключила, что это ирландская особенность, потому что она такого не припомнит.

После этой реплики британский исследователь этого грамматического феномена Пэт Макконвелл сказал, что уже 15 лет изучает удвоение to be, и большинство примеров, которые у него накопились, происходят именно из австралийского английского.

Личные наблюдения следует принимать с некоторой долей скепсиса :)

itre.cis.upenn.edu/~myl/languagelog/archives/002386.html

medium.com/@amyngyn/stop-policing-how-women-speak-7499ba3bb61d

itre.cis.upenn.edu/~myl/languagelog/archives/002407.html