October 29, 2017

Думаю об этом каждый раз, когда муж объясняет мне по-французски нюансы политических новостей, которые я в тот же самый момент сосредоточенно смотрю по-испански (бывает, еще одновременно реплики свекрови на итальянском кидает).

Как моя речь — белый шум? Как ничего не понимаешь? Почему ты запрещаешь мне говорить на том языке, на котором я хочу говорить?

Да потому что, блин.

t.me/differentenglish/879

Другой английский

У очень образованных людей, чей широкий умственный кругозор "отягощён" ещё и интеллигентностью, заставляющей их предполагать наличие в собеседнике подобных же качеств, данная особенность может вредить их педагогическим усилиям. Привычка "раздавать авансы" уму и эрудиции других может привести к своеобразному, пусть и доброкачественному, эгоцентризму, когда раздающий искренне недоумевает, как можно не знать или не понимать чего-либо, на том простом основании, что эти знания и навыки ему самому доступны и естественны, как дыхание. Пришло в голову, когда читал интервью Ольгой Васильевной Чернышевой, известным историком и скандинавистом: "Меня учил шведскому языку сам Александр Сергеевич Кан. Мы с ним изучали законы средневековой Швеции. В каждой области с XIII века были свои законы, все они были опубликованы, часть – готическим шрифтом, часть – современным. Но язык был средневековый! Александр Сергеевич мне говорил: "Ну как же, вы немецкий в школе учили, в институте учили английский, вы должны читать всё!" Ему, выросшему…